"Кровавый потоп" на берегах Нарочи. (История боёв в Нарочанском регионе в 1916 году)

Первая мировая война по своей масштабности (в ней участвовали 38 государств с населением 1,5 млрд. человек), использованию новых видов вооружений и тактики ведения боевых действий, человеческим жертвам (около 10 млн. убитых и 20 млн. раненых) – превзошла все предшествующие войны.

Исторической предпосылкой начала этого конфликта стало создание из числа могущественных европейских держав военно-политических объединений: в 1879-1882 гг. Тройственного союза (Германия, Австро-Венгрия и Италия) и в противовес ему блока Антанты (entente фр. – согласие, 1904-1907гг.), ведущими государствами которого стали Россия, Франция и Англия.

Война началась 28 июля 1914 г. На начальном этапе боевых действий стратегическая инициатива принадлежала Германии, а силы стран Антанты действовали разрозненно и терпели поражение за поражением. Под угрозой окружения русские войска к осени 1915 года покинули Польшу и часть Западной Белоруссии. Перед отступлением русские войска применяли тактику выжженной земли, поэтому казаки многие деревни сжигали, а крестьян отправляли вглубь России. Огромное количество беженцев скопилось на дорогах, ведущих на Восток...

В начале сентября немецкие войска прорвали линию фронта в районе г. Свенцяны, немецкая конница хлынула в тыл русской армии...Вот как виделись те события очевидцу, будущему белорусскому писателю Владимиру Дубовке, который накануне войны учился в Мядельском двухклассном училище: "Война 1914 года приближалась к нам быстрыми шагами. Не так давно мы слышали про Варшаву, затем про Гродно, а тут земля задрожала, застонала и у нас. Народ смущён. Власти никакой не осталось. Куда-то пропали и попы, и урядники. Стоит ли удивляться! За Туянихой бои. Это значит, за 3-4 км от нашей деревни. На подводах с красными крестами везут раненых. Некоторые идут-бредут пешком. Всю ночь в нашей деревне люди не спали, если только маленькие дети. Деревня наша – на возвышенности, и с этой возвышенности хорошо видно, как западный небосклон пылает красной огненной дугой".

Немецкие войска временно оккупировали Нарочанский край (територия современного Мядельского района, Минской области), продвигаясь вглубь Белоруссии. Лишь ценой неимоверных усилий русской армии к середине октября удалось остановить это продвижение противника и отбросить его обратно в район Нарочанских озер. Обе сражающиеся стороны были истощены, и война приняла позиционный характер...

Началось строительство траншей и оборонительных сооружений, их качество постоянно совершенствовалось: особенно усердствовали немецкие инженера, под руководством которых была создана глубоко эшелонированная оборона. Колючая проволока в несколько рядов на переднем крае надежно защищала немецкие позиции. Немецкие укрепления были настолько прочные, что сыграли значительную роль в отражении польскими войсками Ю. Пилсудского первого наступления Красной армии во главе с М.Тухачевским в мае 1920г. (наступление велось из города Полоцка).

Позднее остатки колючей проволки и немецких укреплений заснял известный в междувоенное время форограф Я.Буглак. Всем любознательным можно увидеть снимки в его брошуре на польском языке, посвященной озеру Нарочь.

Западная сторона Мядельщины оказалась под немецкой оккупацией. Большинство населения прифронтовых деревень было выселено, для остальных, даже детей, – введена строгая система пропусков, на которых описывались особые приметы человека и находились отпечатки пальцев. Был введен строгий учет домашнего скота, жители края облагались продовольственным налогом, кроме этого регулярно проводились реквизиции хлеба, мяса, фуража и др.

Казалось, это продлится недолго...

***

Зима 1915-1916 годов на русско-германском фронте прошла относительно спокойно. Зато на берегах Нарочи русские войска отличились удачно проведенной операцией. Так, в А.Керсновского "История русской армии" (глава 15) находим обстоятельное описание того знаменательного события:

"Январь и февраль прошли на всем театре войны спокойно. Единственным выдающимся событием здесь был исключительно смелый налет капитана Щепетильникова с колыванцами 27 февраля по уже вскрывавшемуся льду озера Нарочь.

Ввиду начавшейся оттепели поставленные немцами на льду поперек озера Нарочь проволочные заграждения упали. Поверх льда проступила вода. Капитан Щепетильников взял с собой все команды 40-го пехотного Колыванского полка, коими он заведовал: 600 штыков при 16 пулеметах Кольта и 8 ружейных пулеметов. Выступили в темноте и, нагрянув на немцев врасплох, захватили четыре их батареи, приведя в полную негодность 14 орудий и взяв в плен 9 штаб- и обер-офицеров и 163 нижних чинов. Назад отошли под огнем, переходя по доскам через трещины во льду. Результаты могли быть еще значительнее, но начальник штаба 10-й пехотной дивизии сплоховал и не поддержал вовремя капитана Щепетильникова екатеринбургцами, как то было условлено.

Наши потери составили около четверти всего отряда. Это дело надо поставить наравне с ледяным походом Багратиона на Аланд и с атакой Шелефтео 3 мая 1809 года по вскрывавшемуся льду Ботнического залива. Переход Нарочского озера в оба конца - туда в темноте, назад под огнем - велся по колено в воде, с постоянным риском провалиться в полыньи и трещины".

От себя можно лишь добавить, что озеро Нарочь является самым большим озером Беларуси (порядка 80 кв. км) и что немецкая колючая проволка на дне озера еще долго мешала местным рыбакам ловить рыбу, так как о нее постоянно рвались рыбацкие сети...

Однако в марте на берегах Нарочанских озер суждено было разыграться кровавой трагедии, которая была предопределена жестокой логикой мировой войны...

Используя кратковременное затишье на Восточном фронте, германское командование в феврале 1916 года предприняло неожиданное наступление против французов в районе города Верден.

Будберг А. в книге "Вооруженные силы Российской Империи в исполнении общесоюзных задач и обязанностей во время войны 1914-1917гг. " пишет:

"Очень скоро ноложение французов сделалось настолько тревожным, что уже 21-го Февраля французские военный представитель при нашей Ставке, генерал По обратился к нам с настойчивой просьбой о немедленной помощи, каковая при данной обстановке могла быть оказана только нашым наступлением, долженствовавшим приковать немецкие резервы на нашем фронте и не допустить их переброски на запад".

Положение стремительно ухудшалось. Франция оказалась буквально на грани катастрофы и призывала Россию (уже через своего посла Мориса Палеолога) как можно скорее оказать помощь. В воспоминаниях начальника охраны царской семьи А.И. Спиридовича про этот момент рассказывается следующим образом:

"27-го февраля Палеолог был приглашен во дворец на сеанс кинематографа. Показывали фильм обороны Вердена, а на другой день Государь на аудиенции обещал ему помочь Франции при первой возможности".

Были и другие причины, побудившие царскую Ставку бросить в наступление огромную массу русских войск. Так, генерал А.Самойло откровенно написал в своих мемуарах следующее:

"Ранней весной 1916 года мне пришлось быть очевидцем наступательных операций, организованных Лебедевым при непосредственном участии Квецинского и под общим руководством Эверта. Это наступление на нашем Западном фронте произвело на меня удручающее впечатление.

Как в 1914 году при объявлении войны царское правительство видело в ней средство борьбы с революцией, так в 1916 году главнокомандование искало в наступлении выход из тяжелого общего положения в стране и в армии, хотя боевая обстановка с развалившейся армией не предвещала ничего хорошего".

Таким образом, исходя из различных политических соображений, русское командование решило безотлагательно проводить наступление. Главный удар был определен в районе Нарочанских озер. Тем самым русские войска должны были сковать противника и сделать невозможным дальнейшую переброску германских резервов во Францию, в район Вердена. В случае же успешного развития наступления планировалось полностью изгнать немцев за пределы Российской империи.

Решение русского командования проводить наступление именно в Нарочанском регионе мотивировалось выгодной конфигурацией фронта и превосходством над противником в живой силе. Однако, как показал ход дальнейших событий, это решение явилось роковым. В действительности же природные особенности района (сильно пересеченная местность с обилием озер, труднопроходимых болотистых участков) до крайности затрудняли наступательные действия. Позднее на это же указывал А.П. Будберг в своем "Дневнике белогвардейца" (запись от 11 октября 1917г.). Ранняя весна и распутица еще более усложняли выполнение поставленной задачи; к тому же противник основательно и последовательно проводил перед фронтом своей армии укрепление обороны. Так, в 1916 году немцы построили узкоколейную железную дорогу, ведущую к фронту. Она соединила Лынтупы и Кобыльник (ныне д. Нарочь) и далее расходилась по двум направлениям: одна ветка шла в район города Поставы, а другая – по направлению к Мядельскому озеру (через деревни Плетяши и Рядки). В Кобыльнике в помещичьей усадьбе находился штаб 21-го усиленного армейского корпуса. Деревня Гуменики была превращена в укрепрайон (здесь же располагался сборный пункт для русских военнопленных), неподалеку находился дирижабль, с которого велась корректировка артиллерийского огня.

Перед началом наступления 2-я русская армия, на которую возлагалось выполнение основных боевых задач, насчитывала около 356 тыс. штыков и 17 тыс. сабель (у немцев – 74 тыс. штыков и 8200 сабель). Перевес русских сил над противником, как видно, достигал четырехкратного размера. Для более удобного управления такими огромными силами 2-ю армию разделили на три ударные группы: Северную (северо-западнее г. Поставы), Южную – (между озерами Нарочь и Вишневское) и Центральную -- (по линии Мядель-Поставы). Выполнение основных задач при прорыве обороны противника возлагалось на Северную и Южную группы войск.

Наступление началось 18 марта 1916 года. Первая атака на узком четырехкилометровом участке Северной группы войск не принесла успеха, так как немцы кинжальным огнем с флангов буквально прошивали цепи наступающих. Русские войска вынуждены были отойти на исходные позиции.

В этот же день части Южной группы пытались преодолеть укрепления противника между озерами Нарочь и Вишневское, но уже в начале атаки некоторые подразделения угодили под огонь собственной артиллерии. Такая несогласованность действий была оплачена жизнями многих русских солдат.

Результатом первого дня наступления стали огромные потери со стороны русской армии, зафиксированные в архивных документах:

"Потери в личном составе Второй армии за 18 марта 1916 года: 22 пехотная дивизия – 49 офицеров и 5547 солдат, 1 сибирский корпус – 33 офицера и 3206 солдат, 5 армейский корпус – 80 офицеров и 4102 солдата, 36 армейский корпус – 19 офицеров и 2030 солдат".

19 марта впервые во время Нарочанской военной операции было применено химическое оружие. Немецкая артиллерия обстреляла русские позиции, расположенные северо-восточнее озера Вишневское, снарядами с отравляющими веществами.

Справка:

  • Во время первой мировой войны химическое оружие впервые было использовано германскими войсками в апреле 1915 года против французов возле бельгийского города Ипр: от воздействия газообразного хлора (около 180 тонн) пострадали свыше 15 тыс. человек, из которых более 5 тыс. умерли на поле боя, а большинство из оставшихся в живых стали инвалидами. В дальнейшем при "химических" атаках применялись также жидкий хлор и смесь хлора с фосгеном (отравляющие и удушающие вещества). Вероятно, подобного рода химическое оружие применялось враждующими сторонами во время Нарочанской операции 1916 года.
    Применение химического оружия на Восточном фронте в годы Первой мировой войны описано в замечательной по своему содержанию книге А.Н. де-Лазари "Химическое оружие на фронтах мировой войны. 1914-1918гг.".
  • Всего за годы первой мировой войны промышленностью разных стран было произведено около 180 тыс. тонн более, чем 40 видов отравляющих веществ и соединений, из которых использовано около 125 тыс. тонн. Общие потери воюющих сторон от химического оружия оцениваются в 1,3 млн. человек, в том числе до 100 тысяч со смертельным исходом.

Наибольшего успеха русские войска добились 21 марта. Ночью они провели артиллерийскую подготовку. Вместе с обычными было выпущено 7000 химических снарядов. После этого пехота пошла в атаку и достигла последней линии вражеских укреплений возле д.Проньки. Только с помощью дополнительных резервов немцы смогли удержать свою оборону.

Спустя восемь лет бывший главнокомандующий германским Восточным фронтом Людендорф на страницах своих мемуаров признавался:

"С 18-го по 23 марта положение 10-й германской армии было критическим. Русские обладали огромным численным превосходством. 21 марта русские одержали в озерной теснине успех, который для нас был очень болезненным. Западнее Постав их атака была лишь с трудом отражена. Напряжение войск, принимавших участие в этой операции на глубоко размытой земле, в холодную и сырую погоду, было очень велико".

В последующие дни русские войска продолжали упорно наступать.

Главнейшей задачей для войск Южной группы стало взятие укрепленной высоты "Фердинандов нос" возле деревни Занарочь. Такое название высоты придумали русские солдаты в насмешку над болгарским царем Фердинандом – союзником Германии. Взятие этой возвышенности мотивировалось скорее политическими соображениями, нежели диктовалось военной обстановкой. Командование 2-й армии из Будслава и командование Западного фронта из штаба в Минске постоянно интересовались взятием высоты. Русские солдаты в боях за "Фердинандов нос" показывали примеры исключительного героизма.

Упорные бои во время наступления продолжались 10 дней. Последним усилием стала предпринятая 31 марта попытка захватить высоту "Фердинандов нос". Но и она оказалась неудачной. Немцы смогли доказать свое организационное и техническое превосходство.

Как бы в оправдание всех этих неудач А.И. Спиридович написал позднее:

"Но наступившая 15-го марта (по ст. ст.) оттепель заставила приостановить наступление. Дороги были испорчены. Окопы залиты водою. Не было возможности сражаться. Стихия побеждала волю человека. Приходилось ждать. В Могилеве стояли туманы. Днепр разлился. Был ледоход. Быстро неслись льдины, сталкивались с треском, наваливались одна на другую, громоздились в кучи и падали с грохотом. Нам петербуржцам вспоминалась Нева..."

Каковы же результаты тех событий? В книге Н.Е. Подорожного "Нарочская операция в марте 1916 г." приведены следующие потери враждующих сторон:

За время боев 2-я русская армия потеряла 1018 офицеров и 77427 солдат убитыми и ранеными (30,3 % личного состава). Из этого числа 12000 было обмороженных и замерзших, а 5000 трупов снято с германских проволочных заграждений.

Потери немцев составили 30-40 тысяч человек, в том числе около 1200 пленными.

Видимых успехов у русских войск в ходе Нарочанской военной операции, казалось бы, не было – не считать же таковыми полтора десятка захваченных пулеметов и приблизительно 10 квадратных километров территории.

Однако ценой жизней своих мужественных воинов Россия полностью исполнила союзнический долг, фактически спасая Францию от поражения в войне – на фронте у города Верден с 22 по 30 марта прекратились германские атаки, что позволило французам подтянуть резервы.

***

Для местного населения война принесла неисчислимые беды, горесть и страдания.

Вот некоторые факты из "Ведомостей" Княгининской церкви за 1916 год: "…Причту принадлежит ферма "Берковщина", в которой имеется 49 десят. 1096 кв. саж. всей удобной и неудобной земли. Ферма сдана в аренду помещику Поклевскому-Козелле за 286 р. 50 к. в год, но аренды Причт в 1916 году не получил: земля и сенокос арендатором не были использованы по причине военного времени…При церкви состоит старостою церковным крестьянин Сергей Степанов Гришкевич, который в августе месяце 1916 г. взят на военную службу".

Несмотря на снижение военной активности в районе Нарочанских озер после мартовских событий 1916 г., боевые действия здесь не прекращались. Сохранились сведения о воздушных боях на данном участке фронта. В сводках Ставки Верховного Главнокомандующего русской армии приводятся такие сведения: "Севернее озера Мядзиол прапорщик Томсон на аппарате "Ньюпор" преследовал немецкий "Альбатрос" и гнал его до м. Кобыльники. "Альбатрос" ушел по направлению на северо-запад, а Томсон, обстреляв из пулемета лагерь на аэродроме в районе Кобыльники, благополучно возвратился". Датировано 16 июля 1916 года.

Интересна судьба этого летчика.

Эдуард Мартинович Томсон, авиационный спортсмен, уроженец г. Пярну (Эстония). В августе 1914 года он участвовал в соревнованиях в Германии. С началом войны его, как русского подданного, интернировали. Томсон совершил дерзкий побег, добрался до Франции, добровольно вступил во французскую армию, участвуя в сражении при Бельфоре, был тяжело ранен. Воевал настолько смело, что даже немецкие газеты поместили о нем очерк "Приключения летчика Томсона на французском фронте". Дальнейшую его судьбу помогают проследить строки из официального документа: "Служивший в авиационном батальоне во Франции и представивший свидетельства командира батальона Бертена и нашего Военного Агента, русский подданный авиатор Томсон, возвратившийся в Россию для поступления на русскую службу, ходатайствует о приеме его в авиационный отряд действующей армии. Томсон летает на "Моране"…"

К сведению.

В научно-исследовательском труде Романа Абисогомяна "Роль русских военных деятелей в общественной и культурной жизни Эстонской Республики 1920-1930 гг. и их литературное наследие" (Тарту, 2007) содержатся сведения, что генерал-майор Генерального штаба Лебедев Дмитрий Капитонович (произведен в чин 02.04.1917г.) был награжден за "прорыв" у озера Нарочь в марте 1916 года Георгиевским оружием.
Известно также, что с 5 по 9 марта 1916 г. (ст.ст.) в боях у дер. Лотва и Черняты (на границе современных Мядельского и Поставского районов) принимал участие генерал-майор Столбин Борис Иванович, командир 10 Сибирской стрелковой арт. бригады.

Война влияла на судьбы людей, оставляла зарубины в памяти. Вот рассказ уроженца д. Перегродь Адольфа Ивановича Клечко о событиях на острове Замок, расположенном посреди озера Мядель, и оказавшемся на передовой линии русско-германского фронта:

"В начале минувшего столетия остров Замок принадлежал помещику Козел-Поклевскому (имение его находилось неподалеку от д. Юшковичи). На Замке был большой дом (ныне видны остатки фундамента длиной 25 и шириной 10 метров, каменные подвалы)… Из Вильно сюда приезжала семья только летом, а слуги тут жили круглый год – женщина Цицелия из деревни Перегродь и Михневич. Они держали двух коров, лошадь, имели лодки…В 1914 году началась война. Когда русская армия отступила, остров заняли немцы. Под руки они вывели Козел-Поклевского, который был как раз там, посадили в лодку, поплыли к полуострову Дубовое, потом отправили его в тыл, скорее всего в Вильно... Немцы обосновались на острове, русские начали отбивать его. От артиллерийского снаряда сгорел дом. Потом русские солдаты сделали большие лодки, которые вмещали по 10 человек. На две из них посадили по 8 человек отважных воинственных казаков и приказали плыть к Замку. Темной ночью, под ветер, тихо и незаметно планировали высадиться на берег. И все же немцы их заметили. Казаков из одной лодки всех уничтожили (похоронили их на берегу). Другая лодка успела спрятаться в ночной темноте и вернуться на берег…Позже немцы сами покинули остров".

Описание событий Первой мировой войны на Мядельщине можно найти в романе Валентина Пикуля "Моонзунд", в дневнике нашего земляка, уроженца дер. Скары Михаила Мелешки (часть дневника опубликована в книге "Память: Мядельский район"), в мемуарах Михаила Лемке "250 дней в Ставке", в книге франузского посла в Российской империи Мориса Палеолога "Царская Россия накануне революции", воспоминаниях начальника охраны царской семьи А.И. Спиридовича "Великая Война и Февральская Революция 1914-1917 гг. ". А чешский писатель Карел Ванек написал даже продолжение романа о похождениях бравого солдата Швейка (уже после смерти Ярослава Гашека). Волей писателя бравый Швейк попадает в русский плен, где с разными приключениями его отправляют в Будслав на строительство железной дороги.

Однако, на наш взгляд, сегодня чувствуется недосказанность о трагических событиях той войны. И скромные молчаливые воинские захоронения как бы принуждают задуматься, достаточно ли благодарны потомки памяти павших на Нарочанской земле.

Захоронений этих немало. Так сложилось, что память погибших и умерших немецких солдат увековечена гораздо достойнее.

На католическом кладбище д. Нарочь (до 1964 г. – д. Кобыльник) над ровными рядами крестов возвышается памятник с распростершим крылья каменным орлом. Барельеф на нем изображает меч и лавровую ветвь, надпись по-немецки гласит: "В честь и память героев, павших за свое Отечество. XXI армейский корпус". Кстати, среди захоронений немецких солдат здесь можно найти один бетонный крест, на котором видна надпись "Попов Иван".

Возле д. Проньки – немецкое захоронение и памятник "Героям 250-го резервного пехотного полка", монумент "Героям 80-й резервной дивизии".

Установлены памятные знаки на кладбищах немецких солдат – у стен костела Св. Троицы в д. Засвирь, возле д. Буйки.

А как покоится прах почти 80 тысяч русских солдат?

Наиболее значительное захоронение русских солдат и скромный памятник расположены в д. Княгинин – 2,5 тысячи человек.

В братской могиле возле деревни Брусы похоронено 700 русских воинов, а в урочище Гущар возле деревни Черемшицы – 400 человек.

Возле деревни Бояры, где размещался 22-й пехотный Нижегородский полк, на средства частного лица установлен памятный знак в месте захоронения русских солдат.

Известно также про захоронение русских солдат у самой дороги Мядель – Лотва (поблизости от бывшего хутора Волочка – в 2,5 км от г. Мядель).

В урочище Городище Слободского сельсовета есть плита на братской могиле русских солдат с надписью:

"48 в/ч
Погибли калужской дружины ратники
Дыдевичъ Митрофанъ
Шпак Даниилъ
Экбаум Андрей
Пали 3 августа 1916 года"

Возле деревни Узла находиться могила 45 русских солдат. На этой могиле когда-то была деревянная доска с надписью:

"Не шумите вы, сосны зеленые,
Не будите вы славных героев!"

Сейчас эта доска представлена в экспозиции Мядельского районного музея Народной славы…

Естественно, это далеко не все героически павшие воины, и не все могилы известны…

В 80-ые годы прошлого столетия у деревни Берковщина Княгининского сельсовета (сейчас деревня не существует) было уничтожено захоронение русских солдат, погибших во время газовой атаки: сначала бульдозерами снесли деревянные кресты, а затем экскаваторами черпали песок на подсыпку дороги, ведущей к построенным вблизи птицефермам…

В деревне Ворошилки прямо на немецком захоронении построен дом, возле дома валяется каменная плита с немецкой надписью…Таких фактов немало.

Есть и противоположные примеры. В соседнем Вилейском районе более 20 лет увековечением памяти тех событий активно и целеустремленно занимается известный белорусский художник Борис Цитович: создана (почти без поддержки государственных органов) основа мемориала и музейного комплекса под открытым небом, построена часовня, есть идея экскурсионного проекта по территории Вилейского, Сморгонского и Мядельского районов.

На встрече краеведов Нарочанского края были озвучены предложения издания сборника очерков о периоде Первой мировой войны на Мядельщине , а также установки памятного знака на месте наиболее ожесточенных сражений в марте 1916 года. В настоящее время изданы по данной теме книга местного краеведа Г. Малышева "Нарочанское эхо Вердена", а также исторический очерк под названием "Местечко при Полоцком тракте", посвященный истории деревни Константиново, другого краеведа - И.Древницкого.

Вместе с тем, нам всем есть о чем подумать и есть возможность потрудиться.

Прапануем да дадзенага матэрыялу...
Спадабаўся матэрыял? Падзяліцеся з сябрамі!
Каментары чытачоў
Эдвард напiсаў(ла) 10.01.2010 08:20

Навошта было здымать дошку з магiлы? А што там цяпер замест яе?

Ад аўтара напiсаў(ла) 11.01.2010 19:58

Вельмі ўдзячны Вам за цікавасць да гісторыі нашай Айчыны. Але, на сучасны момант, кампетэнтна на дадзенае пытанне Вам могуць адказаць супрацоўнікі Мядзельскага музея Народнай Славы. Раіў бы ў першую чаргу звярнуцца менавіта ў дадзеную ўстанову. Акрамя таго, пытаннямі вайсковых пахаванняў часоў Першай сусветнай вайны прафесійна займаецца беларускі даследчык Уладзімір Багданаў (дырэктар рэкламнага агенства "Гальфстрым"). Высілкамі У.Багданава - сапраўднага патрыёта нашай Бацькаўшчыны - падрыхтавана і выдадзена за ўласны кошт кніга пра вайсковыя пахаванні на Смаргоншчыне. Больш таго, у яго назапашана сапраўдная база дадзеных па пахаванням на ўсёй тэрыторыі Беларусі. На дзяржаўным узроўні зараз разглядаецца пытанне пра стварэнне музея пад адкрытым небам на тэрыторыі Вілейскага, Мядзельскага і Смаргонскага раёнаў (былая лінія фронту). Летам 2009 года на Мядзельшчыне праводзілі пошукі вайсковых пахаванняў служачыя з пошукавага батальёна Міністэрства абароны РБ.

Ад аўтара напiсаў(ла) 13.01.2010 12:46

Дадатак. /За работай – пошуковая рота/.

Аж тры месяцы на Мядзельшчыне будзе працаваць спецыялізаваная пошукавая рота, якая праводзіць раскопкі пахаванняў часоў першай сусветнай вайны. Пачалі работы ў сярэдзіне ліпеня ў Сваткаўскім сельсавеце. А нядаўна адшукалі вайскоўцаў ва ўрочышчы “Гушчар”, што ў Занарацкім сельсавеце. Камандзір спецыялізаванай пошукавай роты 52 асобнага спецыялізаванага пошукавага батальёна маёр Сяргей Чэбышаў расказаў:

-- Тут стараецца 15 чалавек – ваеннаслужачыя тэрміновай службы і афіцэры. Зараз працуем па вызначэнню межаў пахаванняў прыкладна сямісот рускіх салдат, якія загінулі падчас Нарачанскай аперацыі 1916 года.

Пачалося ўсё з таго, што на Мядзельшчыну прыехаў археолаг батальёна, збіраў інфармацыю. На аснове яе і праводзяцца раскопкі. Зразумела, адразу мясцовасць з металашукальнікам абследуецца на наяўнасць выбухованебяспечных рэчываў: боепрыпасаў у нашай зямлі яшчэ шмат. А потым салдаты прымаюцца за раскопкі. Яны намечаны яшчэ ў некалькіх пунктах Мядзельскага сельсавета і горада. Плануецца, што ў раёне вайскоўцы затрымаюцца да сярэдзіны кастрычніка.

-- Што ж стане вынікам вашай работы? – пытаю.

-- Прадставім схемы пахаванняў у райвыканкам, ваенкамат. І па выніках праведзенай работы там будуць прымаць рашэнне аб абазначэнні гэтых месцаў, устаноўцы помніка. Словам, каб людзі маглі ведаць, дзе пахаваны абаронцы Айчыны.

Падчас раскопак знаходзяць розныя рэчы: пагоны, гузікі, Георгіеўскія крыжы.

-- Калі знаходзім крыжы – накіроўваем запыт у архіў у Расійскую Федэрацыю, атрымліваем адказ, - тлумачыць Сяргей Чэбышаў. – Плюс маем архіўныя матэрыялы. Таму і па гэтым пахаванні ўжо ўстанавілі некалькі імён.

-- Дарэчы, 52 асобны спецыялізаваны пошукавы батальён ужо 14 год працуе па ўсёй рэспубліцы: вайскоўцы раскопваюць пахаванні, што засталіся на нашай зямлі, пачынаючы з вайны 1812 года. Зразумела, больш працуюць па гісторыі Вялікай Айчыннай. Падзяліўся Сяргей Чэбышаў, што для яго найбольш важныя знаходкі – гэта рэчы, дзякуючы якім удаецца ўстанавіць імёны салдат.

-- Словамі гэта цяжка растлумачыць. Калі пры тваім удзеле ўстанаўліваюць імя загінуўшага салдата, прыязджаюць яго сваякі, плачуць на магіле… Адразу разумееш, наколькі гэта важна.

На развітанне ён падзякаваў за дапамогу раёвыканкаму, ваеннаму камісарыяту. І папрасіў тых, хто ведае няўлічаныя захаванні першай ці другой сусветных войнаў, звяртацца з такой інфармацыяй у райваенкамат. Аддаўшыя свае жыццё салдаты забытыя быць не павінны.

(Аляксандр Высоцкі. Вытокі: Гісторыка-краязнаўчая старонка// Нарачанская зара. - №129-131, 22 жніўня 2009 года)

Максим напiсаў(ла) 13.09.2010 08:49

Во время войны возле Вердена были уничтожены почти все леса. Для того, что бы туда вернулись птицы, французы стали садить... рябину. Плоды рябины также символизировали кровь французских солдат, пролитую за Верден.

Алесь напiсаў(ла) 16.09.2010 12:22

У другім томе Энцыклапедыі гісторыі Беларусі (Мн., 1994) у артыкуле "Братанне" ёсць звесткі, што на Заходнім фронце першыя арганізаваныя масавыя братанні адбыліся 18.04 (01.05)1917 года. На ўчастку фронту паміж азёрамі Нарач і Вішнеўскае, які займала 55-я дывізія 3-й арміі, братанне ў гэты дзень узначаліў член Петраградскага Савета бальшавік Дз.П. Міхайлаў (С.71)

Доброволец напiсаў(ла) 21.09.2010 14:58
Эти сведения про братания весьма недостоверные. Возмите и почитайте книгу генерала Н.Н. Головина "Военные усилия России в мировой войне" (Париж, 1939). В ней есть приложение под №3 на странице 227 "Из сводки сведений о братании на Северном фронте. С 1 (14) марта по 1 (14) мая 1917 года". Так вот, читаем в ней следующее: "5-я армия. 22 апреля. В районе д. Антоны (на Свенцянском направлении, участок 137 дивизии) партия немцев, пытавшаяся вступить с нашими солдатами в разговоры, была разогнана огнем. 10-я армия. 25 марта. На участке Колодино - Стаховцы (к югу от оз. Нарочь, район 67 дивизии, ныне входящей в 3 армию) партия немцев дважды выходила из своих окопов с белыми флагами и манила наших солдат к себе руками и шапками; оба раза немцы загонялись в свои окопы нашим ружейным и пулеметным огнем. 2 апреля. На участке у д. Ушвицы (12 верст к северо-востоку от Сморгони, участок 29 дивизии ХХ корпуса) немцы обменялись с нашими солдатами хлебом и колбасой, а на участке 16 Мингрельского полка (1 Кав. грен. дивиз 2 Кавк. корп. у Сморгони) немцы успели вручить нашим двум солдатам прокламации. Все сходившиеся сейчас же разгонялись нашим артиллерийским огнем"... и т.д.
Доброволец напiсаў(ла) 21.09.2010 15:09
В этой же книге генерала Головина есть и подзаголовок "Кампания 1916 года": " Кампания 1916 года начинается опять требованием со стороны союзников помощи от России. Германские атаки на Верден ускоряют начало наступательных операций на наших Северном и Западном фронтах. Несмотря на то, что время года делало невозможным ведение в России каких либо наступательных операций, Русское Верховное Главнокомандование решило все таки произвести таковую в широком размере для отвлечения на себя немецких сил с французского театра. Атаки начались на Западном фронте в районе озера Нарочь 15 марта и на Северном фронте в районе Якобштадта и Двинска 21 марта. Прорывы не удались. Захват 2-3 тысяч пленных и оттеснение противника на некоторых участках на 2-3 версты, конечно, не отвечали тем громадным потерям, которые понесли Русские Армии. 30-го марта приказано было приостановить наступление. Правда, помощь французам была осуществлена, т.к. с 22-го по 30 марта германские атаки у Вердена прекратились, но неудача наступления не могла не оказать влияния на моральную сторону русского командования" (ссылка: Зайончковский. "Мировая война, стр. 253-254)
Невский напiсаў(ла) 26.10.2010 11:06
Ф. Винберг "Крестный путь": "Еще в 1914г. Государь сказал фразу, ... очень метко определявшую наше тогдашнее положение. По поводу патриотических излияний англичан и французов и их торжественных клятв вести войну и до последней капли крови, Государь заметил: "Они не крнчают своей угрозы: прибавили бы - до последней капли... русской крови. Они, по-видимому, так понимают эту войну".
Вiталь напiсаў(ла) 26.06.2011 17:21
Алекс напiсаў(ла) 12.07.2011 17:36

Главной причиной неудачи при Нарочанском наступлении является бездарность верховного командования РИА. На это еще указывал Подорожный в своем историческом исследовании.Кроме него, интересный эпизод описывает Шавельский Г.И. в книге "Воспоминания последнего протопресвитера Русской армии и флота"(Нью-Йорк, 1954): "В январе 1915 года в Гомеле Верховный производил смотр вновь сформированному, на место погибшего при Сольдау, XV-му корпусу (генерала Торклуса). Корпус всех поразил своим видом. Рослые, красивые, прекрасно обмундированные, с блестящей выправкой солдаты [151] производили впечатление отборных гвардейцев. Со смотра в одном автомобиле со мною ехали генерал Крупенский, доктор Малама и барон Вольф. Восторгались смотром.

— Ну и солдаты! Откуда набрали таких! лучше гвардейцев... Эх, дать бы к ним немецких генералов! — выпалил доктор.

— Борис, Борис, — захлебываясь от смеха, еле выговорил генерал Крупенский".

Кастусь напiсаў(ла) 12.11.2011 13:49

Пра сапраўдную падаплёку працэсу братаньня салдат кайзераўскай і расейскай імператарскай арміі на Захаднім фронце праўдзіва распавяла ў сваіх успамінах Юліяна Вітан-Дубейкаўская : "Працуючы для газэты Х-й арміі, я запрыязьнілася зь нямецкім літаратарам Вальтэрам Егерам (Walter Jager), які потым, у 1919г. выдаў у Нямеччыне кнігу "Беларусь, яе землі й жыхары" (Weissruthenien sein Land and Bewohner) як рэзультат нашае супольнае працы ў газэце Х-й арміі..."

"Пэўнага дня, калі ў сад да цёткі прыйшоў пан Егер і заказаў мне новы пераклад і забраў гатовы, я папрасіла яго пагаварыць зь ім на чатыры вочы. Ён да мяне меў давер, і я папрасіла яго абрысаваць мне палітычную сытуацыю, якой яна ёсць. Ён сядзіць у рэдакцыі ё чуе больш за другіх.

Абраз, які ён мне намаляваў, быў досыць сумны: на Заходнім фронце немцы ахвяруюць амаль што апошнія сілы, і калі яшчэ падыйдуць сьвежыя амэрыканскія войскі, яны ня здолеюць утрымацца. І цяпер на Захадзе сьцягнутыя галоўныя сілы нямецкай арміі.

- А нямецкі штаб не баіцца наступленьня на Ўсходнім фронце, урад Керанскага хоча весьці вайну да пабеднага канца, - як я вычытала з газэтаў.

- Так, пані, калі б была старая расейская армія, то пры рашучым наступленьні вялікае пытаньне, ці нашыя недастатковыя сілы маллі б устрымацца - гэтак расьцягнуты ўсходні фронт. Але ў расейскай арміі поўны развал, няма парадку й дысцыпліны. сярод войска ёдзе прапаганда ўсялякіх камуністых да сацыялістых, у падмогу ім немцы прыслалі ў запламбіраваным вагоне з Швэйцарыі Леніна ё ягоную кампанію. І мы (г.зн. немцы) дапамагаем прапагандай, кідаем лістоўкі ё газэты на расейскай мове праз фронт. для гэтай працы мы тутака атрымалі спэцыялістых з Бэрліну; ну, і салдаты варожых арміяў братаюцца на фронце. (Пры Zeitung der X Armee немцы пачалі выдаваць тайна ад насельніцтва газэту "Товарищ" на расейскай мове і кідалі яе праз фронт. Увесь камплект пры адыходзе немцаў я атрымала ад пана Егера і аддала ў 1941 годзе ў Беларускі Музэй імя Івана Луцкевіча ў Вільні, як і поўны камплект Zeitung der X Armee за ўсе гады ейнага выхаду ў Вільні.) Так што я лічу, што расейская армія разлажылася й няздольная да афэнзівы.

І ён не памыліўся.

Калі ў ліпені пачаўся на нашым адрэзку каля Смаргоняў наступ расейскіх войскаў, і мы ў Вільні перажывалі трывожныя дні, бо самі немцы не былі пэўныя, ці ўтрымаюцца і ўжо тайна рабілі падрыхтоўку да адыходу, наступ заламаўся, бо разлажыўшаяся расейская армія ня мела энергіі паглыбіць прарыў, і фронт застаўся на старым месцы".(Вітан-Дебейкаўская Ю. Мае ўспаміны. - Вільня, 1994, с53, 92, 93).

Кастусь напiсаў(ла) 12.11.2011 14:29

А вось як апісваецца рэвалюцыйная расейская армія ля Нарачы ў 1917 годзе ў перыядычным выданьні "Всероссийский союз городов. Известия Комитета Западного фронта. - Минск. - №12 (25 июня 1917г.), стр. 17-18 у артыкуле пад назвай "Чайный клуб в д. Бруссах" :

"Чайный клуб в д. Бруссах (в районе Западного фронта) функционирует с 18 мая. Деятельность и жизнь чайной и клуба строго разграничены. И не потому, чтобы руководители и устроители произвели это строгое разделение. Сама жизнь естественно подразделила эти обе сферы деятельности. Чайная открыта с 8-12 и с 3-7 вечера. Объем помещения, отсутствие необходимаго количества инвентаря и вынужденная экономия продажи сухарей и хлеба - не дают возможности удовлетворить всю потребность, всех потребителей. Отсутствие персонала (при чайной) не дает возможности держать чайную открытую в течение всего дня, т.е. с 8 ч. утра до 8 ч. вечера. Персонал чайного клуба состоит из заведующей, ея помощницы и 2 санитаров. Контингент посещающих чайную состоит во 1) из частей, стоящих в резерве, частей, находящихся в Бруссах и вне ея и 2) главным образом,вающих по утрам маршевых рот и уезжающих с вечерними поездами в отпуски и командировки.

О деятельности чайной можно говорить только цифровыми данными. Вот приблизительныя цифры "потребления" от 18 мая по 18 июня - было продано: сухарей 55 пуд. 9 ф., галетов 14 пуд. 7 ф., белаго хлеба 121 пуд. 33,5 ф., сахару 29 пуд. 18ф., чая - около 1 пуда, печенья 60 коробок. Чай выдается безплатно. В день выдается около 50 ведер кипятку, что составляет 5000 кружек, в среднем по 3 кружки на одного человека. Это при 8- часовом рабочем дне чайной. В жизни каждого дня бывают часы усиленнаго наплыва солдат (моменты прибытия и отхода поездов), когда в чайной приходится работать и заведующей и помощнице одновременно. В течение этих же 8 часов производится продажа газет и книг. производится разборка газет и разсортировка по полкам, ротам и комитетам, по особым заказам.

Клуб - главный нерв чайного клуба - идейная сторона этого предприятия, это один из возможных видов культурно просветительной работы в армии на фронте. Купить газету, прочитать ее безплатно - солдат имеет возможность в течение всего дня. Клуб открыт ежедневно с 8 до 10-11 ночи. по понедельникам, средам и пятницам заведующей клубом читаются популярные лекции, ведутся собеседования по политическим вопросам. По вторникам и четвергам клуб превращается в школу грамоты. По воскресеньям устраиваются митинги, либо спектакли.

В течение первой недели со дня открытия заведующая знакомилась с посетителями путем неорганизованных бесед с отдельными группами солдат. Жизнью и работой клуба руковолит Комитет клуба (выборные представители близ лежащих частей войск, Земскаго и Городского Союзов) совместно с заведующей. В большинстве случаев члены Комитета клуба - это члены культурно-просветительной комиссии войсковых частей.

За отчетный период времени состоялись лекции на темы: "Краткий очерк монархизма в России"; две лекции "о демократической республике"; 1 лекция "Что такое всеобщее, равное избирательное право с прямым и тайным голосованием"; "Об учредительном Собрании"; "о технике выборов в Учредительное Собрание"; "О моральной ценности свобод в свободном государстве". Беседы-дебаты велись на темы дня: "о братании", "о наступлении", "в чем вред Ленинской и большевистской агитации", "о ложном дурно воспринятом понятии свобод", "о дисциплине военной и революционной", "о призывае служащих Земсоюза и Согора в армию". На 2-х митингах докладчиками были приезжие товарищи: тов. Юнкеров (член Исполнительного Комитета фронтового Съезда) и солдат - делегат, вернувшийся с всероссиийского съезда крестьянских депутатов.

Как лекции, так и митинги и особенно собеседования собирают большую аудиторию. готовы слушать хоть весь день, всю ночь. Так велик проснувшийся интерес к политической жизни страны, так велика жажда узнать, понять, научиться чему-нибудь. Отрадно наблюдать этот массовый интерес к песатному и устному слову, особенно, если это слово говорит о своем, ежедневном, понятном.

Самым больным и щепетильным вопросом является вопрос "о войне и мире" и связанный с ним вопрос о наступлении."

Е.У. Саминская

Вінцук напiсаў(ла) 16.11.2011 15:00

Олейников А. В. докторант Института российской истории РАН в артикуле "Высший командный состав войск противников в годы Первой мировой войны на Восточном фронте 1914-17 гг" пишет о превосходстве стратегии русских военачальников над западными союзниками: "Стоит отметить, что русская армия в основном избежала преступных «мясорубок» по образцу Западного (Французского) фронта, когда командование и немцев, и союзников обрекало свои войска на огромные потери, которыми оплачивались сотни метров занятой территории. Причем делалось это сознательно. Э. Фалькенгайн пошел на организацию «Верденской мельницы» 1916г., решив перемолоть живую силу французской армии на узком участке фронта. Жизни германских солдат, используемых совершенно неадекватно, его совершенно не волновали. Жертвами годовой мясорубки стали свыше 500000 французов и более 400000 немцев. Это кровопускание добило последние остатки германской кадровой армии, офицерский и унтер-офицерский корпус были обескровлены. Пришлось создавать штурмовые части (а через год и делить войска на ударные и позиционные дивизии), так как поддерживать на должном уровне всю армию уже не представлялось возможным. Как отмечал комдив В. А. Меликов: «Многомесячная (с 21 февраля по осень 1916 г.) работа верденского «насоса по выкачиванию французской крови» по методам фалькенгайновской стратегии с ограниченными целями (Strategic mit beschrankter Zielen) как известно, не только истощила французов, но и выкачала около полумиллиона жизней германских солдат» . И это только один из участков Западного (Французского) фронта. Это невозможно сравнивать, скажем, с проводившемся в этом же 1916 году наступлением А. А. Брусилова, пусть и сопоставимым по потерям, но несравнимым ни по размаху операции, ни по стратегическому результату. Союзники же, осознавая свое превосходство в людском и материальном плане не нашли ничего лучшего, как прибегнуть к стратегии «размена», стремясь вызвать большие потери противника ценой собственных громадных потерь. Где же здесь военное искусство? Учитывая, что немцы воевали более качественно и грамотно чем все союзники, размен был не в пользу Антанты. Наиболее яркий пример – «Бойня Нивеля» 1917г. В то время как русские генералы, далеко не блистающие дарованиями (например, в 1916г. командующие соответственно Западным и Северным фронтами А. Е. Эверт и А. Н. Куропаткин) высказывались за ненужность наступления их фронтов севернее Полесья на глубоко эшелонированную и укрепленную оборону немцев, мотивируя это возможностью больших потерь и бессмысленностью пролития большого количества крови (выделено нами – прим. авт.) при прогнозируемых мизерных оперативных результатах. Да и вообще весьма странно, когда операции англо - французов, продвинувшихся на несколько сотен метров, характеризуются как большой успех, аналогичные (достаточно, впрочем, редкие) деяния русских (например, наступление у озера Нарочь в 1916г., на Стрыпе в 1915г.), когда продвинулись на несколько километров и с меньшими потерями, чем на Западе, считаются тяжким поражением. Как передавал свои впечатления по этому поводу фронтовик поручик К. С. Попов: «Для нас русских, одерживавших крупные победы и терпевших большие поражения, казались смешными и жалкими масштабы французских официальных сообщений, гласившие о занятии какой-то «воронки» и о продвижении в таком-то районе на 15-20 метров».

Kristoff напiсаў(ла) 30.03.2012 16:42
Наступать огромной массой войск в узкой теснине между озерами Вишневское и Свирь с одной стороны и озером Нарочь с другой - было большой глупостью со стороны русского командования. Уроки истории показывают, что зажатые с двух сторон огромные массы войск теряют свое преимущество. Например, 300 спартанцев во главе с царем Леонидом весьма эффективно отражали в Фермопильском ущелье атаки многочисленного войска персидского царя Ксеркса. А если учитывать в годы Первой мировой войны применение немцами еще убийственного сочетания колючей проволоки и пулеметов Максим плюс боевые отравляющие вещества - кроме напрасных жертв ожидать от такого наступления ничего более не приходилось.
Николай напiсаў(ла) 27.06.2012 07:37

Именно Ленин и его большевистская свора несут ответственность за развязывание Первой мировой войны и последующую кровавую бойню в Европе. В книге Акима Арутюнова "Досье Ленина без ретуши" (М., 1999) приводятся ошеломляющие факты:

"Общеизвестен тезис Ленина о перерастании империалистической войны в гражданскую. Но как быть, если европейские государства не воюют между собой? Ждать, пока начнется война, чтобы затем постараться превратить ее в гражданскую? Идеолог большевиков так не думал. Очевидно, он считал, что войну, причем продолжительную, можно спровоцировать. Пусть прольются реки людской крови, а когда народы устанут, тогда и следует бросить солдатам соответствующий лозунг. Сославшись на резолюцию Базельской (1912) конференции, Ленин сформулировал этот лозунг: “Превращение современной империалистической войны в гражданскую войну есть единственно правильный пролетарский лозунг...” 113 Но у Ленина были замыслы куда коварнее Базельской резолюции.

Сохранилось любопытное свидетельство этого чудовищного замысла. Так, в письме к Горькому, в начале ноября 1913 года, Ленин отмечает: “Война Австрии с Россией была бы очень полезной для революции (во всей восточной Европе) штукой, но мало вероятия, чтобы Франц Иозеф и Николаша доставили нам сие удовольствие” . Про себя же он, наверно, подумал: если Франц Иосиф и Николай II не решатся начать войну, то мы, большевики, заставим их это сделать.

Такое мнение сложилось у меня не случайно и не сразу. В 1975 году я в составе авторского коллектива принимал участие в составлении “Сборника документов по истории СССР”. Одновременно выполнял обязанности ответственного секретаря по сбору материалов, предназначенных для издания. Часто приходилось встречаться с главным редактором сборника профессором В.З.Дробижевым. Должен признать, что общение с ним оказало большое влияние на мою дальнейшую научную деятельность. Я это всегда помню.

Как-то в разговоре о причинах начала первой мировой войны, который состоялся у него дома, я спросил у Владимира Зиновьевича: “Вы уверены в том, что убийство наследника австрийского престола эрцгерцога Франца-Фердинанда в Сараево было организовано начальником сербской контрразведки полковником Драгутином Дмитриевичем?” Владимир Зиновьевич, не ответив на мой вопрос, ушел в другую комнату и вернулся через несколько минут. В руках у него было несколько старых газет. Одну из них, “Известия” № 27 от 30 января 1937 года, он протянул мне со словами: “Внимательно прочитайте последнее слово Карла Радека, не торопитесь возвращать газету. Уверен, что вы сами сможете ответить на свой вопрос”.

Прошло вот уже более 24 лет с того дня, когда В.З.Дробижев вручил мне газету “Известия”, в которой было опубликовано последнее слово К.Радека, сказанное на судебном процессе над членами так называемого антисоветского троцкистского центра. Номер газеты я, конечно, вернул В.З.Дробижеву, но сделал с этой публикации копию, отрывок которой приведен ниже.

Из последнего слова подсудимого Карла Радека:

“...И надо еще показать всему миру то, что Ленин — я с дрожью повторяю его имя с этой скамьи — в письме, в директивах для делегации, направляющейся в Гаагу, писал о тайне войны. Кусок этой тайны нашелся в руках сербского молодого националиста Гаврилы Принципа, который мог умереть в крепости, не раскрыв ее. Он был сербский националист и чувствовал свою правоту, борясь за эту тайну, которая охраняла сербское национальное движение. Я не могу скрыть эту тайну и взять ее с собой в гроб по той причине, что если я в виду того, в чем признался, не имею права выступать как раскаявшийся коммунист, то все-таки 35 лет моего участия в рабочем движении, при всех ошибках и преступлениях, которыми оно кончилось, дает мне право требовать от вас доверия в одном — что всетаки эти народные массы, с которыми я шел, для меня что-то представляют. И если бы я эту правду спрятал и с ней сошел со сцены, как это сделал Каменев, как это сделал Зиновьев, как это сделал Мрачковский, то я, когда передумывал эти все вещи, в предсмертный час слышал бы ещё проклятие тех людей, которые будут убиты в будущей войне и которым я мог моими показаниями дать средства борьбы против готовящейся войны...”

Не один десяток раз я перечитывал эту публикацию. Признаться, меня удивило то, что политическая цензура пропустила столь откровенный, разоблачающий Ленина текст. Совершенно очевидно, что недосмотрели.

Понять тайну, которую Радек не захотел “взять ... с собой в гроб”, не сложно, поскольку он, хотя и в завуалированной форме, но все же излагает ее суть. Я допускаю мысль, что к убийству эрц-герцога Франца-Фердинанда, совершенному сербским студентом Гаврилом Принципом 28 июня 1914 года, действительно причастны Ленин и Радек. Возможно, первый исполнял роль идеолога, разрабатывающего план разжигания европейской кровавой бойни для превращения ее затем в гражданскую войну народов. Что же касается Радека, то не исключаю, что именно он нашел и подготовил убийцу. На мой взгляд, попытка большевистских идеологов свалить эту преступную акцию на тайную организацию офицеров сербской армии “Черная рука” не выдерживает научной критики. Несомненно, целью этой организации было освобождение сербов, находившихся под властью Австро-Венгрии, объединение южных славян и создание “Великой Сербии”.

Однако сербская армия в рассматриваемое время не готова была для совершения столь серьезной военно-политической акции. Она еще не успела залечить раны, нанесенные ей балканскими войнами. Думается, вождь “Черной руки” Д.Дмитриевич не был глупым человеком и посредственным руководителем, чтобы не понимать этого. Более того, идти на осуществление заговора, не опасаясь его последствий, в момент, когда еще не была завершена программа реконструкции русской армии, “Черная рука” не могла и не имела права. А вот Ленину было наплевать на судьбу сербов и других народов. Поэтому он буквально ликовал, узнав о начале мировой войны, в которую были втянуты европейские государства, в их числе Россия. О предстоящих целях революционеров Ленин писал, в частности, в резолюции конференции заграничных секций РСДРП, проходившей в Берне 14-19 февраля (27 февраля — 4 марта) 1915 года. Вникнем в содержание этих циничных строк:

“В каждой стране борьба со своим правительством, ведущим империалистическую войну, не должна останавливаться перед возможностью в результате революционной агитации поражения этой страны. Поражение правительственной армии ослабляет данное правительство, способствует освобождению порабощенных им народностей и облегчает гражданскую войну против правящих классов.

В применении к России это положение особенно верно. Победа России влечет за собой усиление мировой реакции, усиление реакции внутри страны и сопровождается полным порабощением народов в уже захваченных областях. В силу этого поражение России при всех условиях представляется наименьшим злом”

Николай напiсаў(ла) 27.06.2012 07:42

Гальперин Ю. М. Воздушный казак Вердена. — М: «Молодая гвардия», 1990.

Дальше путь уже знакомый: Париж, посольство, беседа с военным агентом графом Игнатьевым, кружной путь в Россию. Через Англию, Норвегию, Швецию... Так Томсон добирается до Риги.

Небольшой отдых, и «охотник», как назывались в России добровольцы, Эдуард Томсон после соответствующей проверки зачислен опять рядовым в 1-й корпусный авиаотряд.

Его успехи можно проследить по сохранившейся в архивах маленькой регистрационной карточке: в мае 1915 года он ефрейтор, к августу старший унтер-офицер, награжден Георгиевским крестом.

В то же время газеты сообщали, что летчик Томсон сбил под Двинском немецкий «альбатрос», а следующий раз его имени в сводке предшествует офицерское звание: «Прапорщик Томсон севернее озера Мядзиол преследовал на самолете «ньюпор» немецкий «альбатрос»... и гнал его до аэродрома. Обстреляв из пулеметов лагерь на аэродроме, возвратился благополучно назад».

Что же дальше расскажет карточка Томсона?

«За боевые отличия произведен в прапорщики и представлен к награждению орденом Св. Анны IV степени. Начальник 1-го корпусного авиаотряда штабс-капитан Фирсов».

Сообщение ставки верховного главнокомандования: «...5 и 6 февраля 1917 года... В районе Сморгони прапорщик Томсон выдержал бой с двумя немецкими аппаратами и заставил обоих удалиться в свое расположение».

Февральская революция. Накал революционных страстей захватывает и армию. Прапорщик Томсон, недавний нижний чин, к неудовольствию офицеров «якшается с солдатами». Его избирают делегатом на съезд авиаторов, в солдатский комитет...

Николай напiсаў(ла) 27.06.2012 07:51

История первой мировой войны 1914-1918 гг. — М.: Наука, 1975.

Нарочская операция, начатая 5 (18) марта, не привела к успеху. Основными причинами этого были плохое управление войсками, недостаток тяжелой артиллерии и снарядов, наступившая распутица. Тем не менее наступление имело и свои положительные стороны, оказав известное влияние на ход борьбы на западноевропейском театре, оно вынудило германское командование перебросить сюда свыше четырех дивизий. «... Последнее русское наступление, — отмечал генерал Жоффр, — заставило немцев, располагающих лишь незначительными общими резервами, ввести в дело все эти резервы и, кроме того, притянуть этапные войска и перебросить целые дивизии, снятые с других участков»(Прим). Это была существенная помощь французам. Атаки германцев на Верден были временно прекращены.

Прим. «Наступление Юго-Западного фронта в мае — июне 1916 г.». Сборник документов, стр. 45.

Стас напiсаў(ла) 04.08.2012 11:51

Интересные сведения по Нарочи приводит Вячеслав Бондаренко в книге "Утерянные победы Российской империи. События первой мировой войны на белорусской земле, изменившие ход мировой истории" (Мн.,2010):

"2 ноября 1915 года "Моран-Парасоль" 1-го корпусного авиаотряда (военлет - сотник Зверев, летнаб - корнет Федоров) сбросил на германский аэродром в деревне Кобыльники четыре пудовые бомбы. Очередной налет был произведен 22 января 1916 года, тогда бомбежке подверглось местечко Дубровляны"(стр.232).

"Северный отряд катеров базировался на другом конце Беларуси, на озере Нарочь (точнее, в деревне Кочерги). В отряд входили пулеметно-пушечные катера "Стерлядь", "Лосось", пулеметные "Скат", "Касатка", "Налим", "Альбатрос", "Краб", "Спрут" и невооруженные "Аскалот", "Судак", "Сиг", "Щука" и "Корон". Отряду был придан один аэроплан с двумя пулеметами. Базу прикрывала 47-миллиметровая пушка. До 22 декабря 1916 года в Нарочском отряде служили также бронированные катера - пушечно-пулеметный №4 и пулеметный №14. Общее командование осуществлял лейтенант Свободин. В оперативном отношении отряд подчинялся начальнику 67-й пехотной дивизии" (стр.245-246).

"А.А. Керсновский называет "последним делом русской армии в Мировую войну" атаку 681-го пехотного Алтайского полка полковника Щепетильникова германских позиций на Березине 26-го октября 1917-го. Это был тот самый Алексей Щепетильников, который в феврале 1916-го совершил смелый налет на немцев по льду озера Нарочь...На Березине русские взяли 200 пленных и отбили у противника 2 пушки, взятые им в 1915-м в крепости Новогеоргиевске" (стр. 439-440).

Участвовал в Нарочской операции и бронепоезд, входивший в состав Минного полка Отдельной морской бригады Особого Назначения (ОМБОН) (позднее известный под названием "Минский коммунистический имени товарища Ленина"), вооруженный двумя 37-мм пушками и 8 пулеметами. Экипаж - 80 человек. 1"0 марта 1916 года, участвуя в огневой поддержке войск во время Нарочской операции, бронепоезд попал в немецкую засаду, потерял от огня вражеской артиллерии головной вагон и до декабря 1916 года находился на ремонте в Гомеле" (стр. 210-211).

Стас напiсаў(ла) 05.08.2012 16:00

Весьма важную для отечественной историографии деталь подметил в своем труде Вячеслав Бондаренко на стр. 77-80:

"Считается, что наиболее дерзко в Свенцянском прорыве действовал 8-й конно-егерский Вестфальский полк (вернее, его дивизион – 2 эскадрона, орудие и 2 пулемета), который захватил станцию Кривичи, разобрал железнодорожное полотно и напал на эшелон с солдатами 1-й стрелковой бригады (8 рот 3-го и 4-го стрелковых полков под командованием полковника Данилевского). В бою стрелки потеряли 13 человек ранеными и, смешавшись, начали отходить на Борисов. Преследуя эти роты в конном строю, немцы достигли станции смолевичи, где взорвали железнодорожный мост.

Существует и вторая версия действий конных егерей. А.А. Керсновский в своей капитальной «Истории Русской армии» отправил немцев еще дальше на восток – к городу Борисову. Согласно третьей версии, изложенной в воспоминаниях Генерального штаба полковника А.А. Носкова, служившего в ставке, немцы и вовсе «заняли Борисов и перерезали железнодорожный путь возле этого города». Именно эту версию М.В. Алексеев сообщил Николаю II. Видимо, из-за неясности много лет спустя «Советская военная энциклопедия» предложила читателям некий ребус: «Передовые отряды (немцев – Авт.) достигли ж.д. станции восточнее Минска». А «ж.д. станцией восточнее Минска», согласитесь, могут быть хоть Смолевичи, хоть Борисов, хоть Смоленск.

Получается, что, согласно одному варианту развития событий, германские конные егеря заняли станцию Смолевичи, по второй версии – дошли до Борисова, по третьей – не только дошли, но и взяли этот город, по четвертой – достигли некоей станции восточнее Минска… Такое обилие вариантов одного события уже настораживает. А при ближайшем рассмотрении любопытные подробности начинают вскрываться одна за другой.

Начнем с того, что никакой станции Смолевичи в 1915 году не существовало. Такое название она получила только 6 января 1930 года. До этого дня станция 4-го класса на 665-й версте от Москвы носила название «Витгенштейновская» - в честь русского генерал-фельдмаршала светлейшего князя П.Х. Витгенштейна.

Далее, В отличие от почти всей прочей прусской армии, конно-егерские полки не имели названий по провинциям. Так что никакого 8-го Вестфальского конно-егерского полка в 1915 году не было. Существовали 2-й Вестфальский гусарский полк №11, Вестфальский уланский полк №5, 8-й Вестфальский пехотный полк герцога Брауншвейгского Фердинанда. А конно-егерский полк по-немецки назывался просто Jaeger-zu-Pferd-Regiment Nr.8, т.е. конно-егерский полк №8. Местом дислокации полка был город Трир, расположенный в Рейнской провинции (ныне земля Райнланд-Пфальц), который формально к Вестфалии и ранее не относился. Входил полк в IX армейский корпус, в котором служили уроженцы именно Рейнской провинции, а не провинции Вестфалия.

Очень странным выглядит утверждение, что конные егеря, преследуя отходящих к Борисову стрелков, вышли к Смолевичам. Это, извините, цитата из песни «Он шел на Одессу, а вышел к Херсону». Смолевичи и Борисов расположены вовсе не рядом – чтобы убедиться в этом,достаточно взглянуть на карту. Так что либо в ходе преследования егеря почему-тоутратили интерес к русским стрелкам, либо вся эта история попросту выдумана.

Ну ладно, название станции и полка, расположение Борисова и смолевичей – мелочи. Не мелочь вот что. Дело в том, что станция Кривичи находится на железнодорожной линии вилейка- Полоцк, а Смолевичи – много южнее, на линии Минск-Смоленск. Эти пункты разделяет около ста километров лесистой, заболоченной местности, изрезанной многочисленными реками и речушками, среди которых есть довольно крупные – Сервечь, Вилия, Илия и Усяжа. Прямой дороги Кривичи- Смолевичи не существует. Тем более не существовало ее в 1915-м. Чтобы попасть в Смолевичи, немецкие кавалеристы должны были или пробираться по лесам и болотам, или переть напролом по петляющим раскисшим осенним грунтовкам, запруженным движущимися на север резервами русской 2-й армии и бредущими на юг беженцами, преодолевая сопротивление гарнизонов местечек Плещеницы и Логойск. Понятно, что второй вариант абсурден, поэтому пока остановимся на первом.

И тут же перед нами встает главный вопрос: как немцы могли преследовать якобы бегущие два батальона в конном строю 100 километров – по лесам и болотам, форсируя многочисленные водные преграды и при этом волоча за собой пушку? Да еще после этого выйти на Смолевичи, захватить их (Смолевичи- в непосредственной близости от Минска, на стратегической железнодорожной линии, а значит, хорошо охраняются) и уничтожить мост, и все это, как нгас уверяют историки – в течение одного дня?

Если принять версию А.А. Керсновского и поверить, что немцы дошли до Борисова, то тогда им пришлось бы преодолеть еще 30 километров к востоку от Смолевичей. Да еще попутно взять поселок Жодино.

Ну а самая смелая версия, изложенная А.А. Носковым, предлагает верить в то, что конники Гарнье еще и взяли с налету город Борисов. Многие, вероятно, представляют германских всадников верхом на рослых, сильных и сытых красавцах-скакунах. А ведь, по свидетельству очевидцев, осенью 1915-го кони корпуса Гарнье с удовольствием ели солому скрыш хат белорусских крестьян. Не потому, что им солома кравилась, а потому что овса в округе было достать невозможно. Были дни, когда в эскадроне с голодухи падало по 3-4 коня. А в каждом эскадроне – 80 сабель. Причем 80 – это максимум, были эскадроны и по 50 сабель. То есть 100 всадников на полудохлых одрах проходят с боями 130 километров и попутно берут несколько городов? Извините, не верится. Даже самые скоростные всадники корпуса Гарнье никогда не проходили больше 25 километров в сутки, и это по пустому пространству, когда никто не попадался у них на пути.

Так что рейд доблестных германцев по маршруту Кривичи-Смолевичи (варианты: Кривичи-Борисов, Кривичи – некая ж.д. станция восточнее Минска) был, скорее всего, выдуман страстным поклонником германской кавалерии (неважно – немцем или нет), никогда не видевшим в глаза карту Белоруссии"

Борис напiсаў(ла) 16.08.2012 12:07

Этот шаблонный подход про прорыв немецкой кавалерии в 1915 году и взрыв моста под Смолевичами повторяется в книге Ю.Ненахова "Кавалерия на полях сражений ХХ века: 1900-1920". - (Мн., 2004):

"Далее в русском тылу началось нечто невообразимое: "утром 15 сентября передовые разведывательные части германской кавалерии внесли ужас и панику в тылы 10-й армии, и без того неустойчивые. Со ст. Кривичи, Вилейка, Молодечно, Солы посыпались тревожные вести о приближении немцев. Тыловые и местные государственные учреждения бежали, бросая имущество и запасы, а чаще всего предавая их огню вместе с деревнями и селами, учиняя целые погромы, заставляя местное население оставлять свой скарб и уходить на восток, таща с собой стариков и младенцев, как во времена татарских набегов. Все дороги были запружены бежавшими войсковыми тылами и беженцами..."

…Около полудня дивизион 8-го Вестфальского конноегерского полка (2 эскадрона, 1 орудие, 2 пулемета) захватил станцию Кривичи, разобрал железнодорожные пути и пустил под откос воинский эшелон, в котором следовали 8 рот 1-й стрелковой бригады. Роты во главе с офицерами бежали к юго-востоку, после чего командовавший ими подполковник написал в рапорте: "После упорного боя с сильнейшим противником у ст. Кривичи первые эшелоны 3-го и 4-го стрелковых полков отходят к Борисову..." Преследуя эти два батальона, германский сабельный дивизион достиг Смолевичей и взорвал там железнодорожный мост". (стр. 312).

Этот дивизион немецкой конницы скорее всего входил в состав 3-й кавалерийской дивизии, т.к. в книге Ненахова далее сказано, что 17 сентября "разъезды 3-й кд в этот день двигались к железной дороге Митнск-Смоленск, наводя панический ужас в тылах Западного фронта" (стр.314).

Вообще-то я лично нигде под Смолевичами не замечал никаких мостов, тем боле железнодорожных, хотя часто бывал там проездом на автобусе. А вот Ненахов утверждает в своей книге следующее: "... на борьбу с "диверсантами" убыла Уральская казачья. Причиной этому был взрыв моста в Смолевичах 8-м немецким конноегерским полком"(стр. 317). Автор книги отмечает, что в Уральской дивизии насчитывалось 2980 сабель, 8 пулеметов и 12 орудий.

Во время Свенцянского прорыва немецкой армии, геройски проявила себя 13-я кавалерийская дивизия 2-й русской армии. "17 сентября в зону боевых действий подошли авангарды 2-й армии. 1-я отдельная кбр (1200 сабель, 8 орудий) и 13-я кд (3469 сабель, 8 орудий, 6 пулеметов) выслали разведку к Сморгони..." (стр.314). И далее: " Между озерами Свирь и Нарочь появились авангарды 13-й руской кд, прикрывавшей справа развертывание армии. Назревал перелом" (стр. 315). Может будут у кого сведения, кто командовал храброй 13-й кд дивизией в то время?..

Агата напiсаў(ла) 16.08.2012 18:59

А ведь сербы из «Черной руки» действительно могли быть связаны с Лениным и его еврейской командой. Есть косвенные сведения, подтверждающие данное предположение, взятые из книги об Осипе Пятницком и Коминтерне…

Мустафа Голубич (клички Исмет, Феликс, Брегович, Николич – прим.), родился в 1891 году в Герцеговине, по национальности – серб. Окончил реальное училище. 17-летним подротком вступил в знаменитую организацию «Молодая Босния», а затем вместе с членами последней примкнул к другой, не менее известной нелегальной террористической организации «Черная рука». В 1911 году Голубич становится членом военизированного подразделения этой организации, проходит нелегальное военное обучение и участвует в Македонии в боях против турецких войск.

Он входит в группу «аттентаторов» во время покушения на эрцгерцога Фердинанда в Сараево, причем значится в списке под номером первым. По чистой случайности, из-за изменения маршрута следования эрцгерцога убийцей Фердинанда стал Гаврила Принцип.

Мустафа Голубич попал под наблюдение международных спецслужб и в 1916 году был арестован в Париже. Однако ему удалось вывернуться и во время знаменитого Солунского процесса над лидерами «Черной руки» он был оправдан и даже выступал свидетелем на суде. Некоторое время он работает журналистом в Париже. В конце 1919 года Голубич возвращается в Югославию, где вступает в ряды компартии этой страны. После ареста вновь выезжает в Париж.

Есть сведения, что в 1920 году Голубич побывал в Советской России, где окончил военно-политические курсы (то есть, школу разведки). В 1921 году он был выслан из Франции в Швейцарию, откуда переехал в Вену, где и жил до марта 1928 года. В 1923 году он перешел в Компартию Австрии. Одновременно он был секретарем югославской партгруппы и редактором ее органа «Серп и молот». В этот же период он сотрудничает в журнале «Федерасьон Балканик».

По крайней мере с 1923 года Голубич является одним из резидентов ИНО ОГПУ в Вене. Помимо работы на ИНО ОГПУ, в 1923-1926 годах, а также в конце 1927 – начале 1928 года он работал в нелегальном аппарате Компартии Югославии. В начале 1928 года его высылают из Австрии и он переезжает в Берлин, являясь в это время уже сотрудником советской военной разведки – Четвертого управления Генштаба РККА.

Одновременно Голубич продолжает работать в нелегальном аппарате КПЮ. В январе-апреле 1930 года он учится в Международной ленинской школе ИККИ в Москве, после чего переходит на работу в Орготдел Коминт ерна инструктором по спецработе.

За три года, проведенных в аппарате ИККИ, Голубич успел поработать в Греции, Германии и во Франции. Во Франции он работал вместе с Иосифом Дицкой.

…особый интерес представляет работа Голубича в Германии, где вместе с Генри Робинсоном под руководством Бронислава Бортновского он являлся одним из организаторов сугубо секретной работы по созданию штаба по организации восстания в случае нападения подстрекаемых Великобританией центрально- и восточноевропейских стран на СССР.

С 1934 года Голубич вновь переходит на работу в военную разведку и нелегально действует в целом ряде стран, в том числе во Франции и США. О деятельности Голубича на его родине ходят многочисленные легенды. В частности, утверждают, что он работал в Китае под видом рикши, в Берлине – портье ателье, выкрал в Англии танк накануне войны, а в США похитил миллионера с целью получения выкупа, на который было организовано убийство Троцкого. Кроме того, ему приписывают многочисленные романы, в частности с Гретой Гарбо и Марлен Дитрих. Югославы считают, что он был доверенным человеком Сталина, по поручению которого совершал убийства по всему миру. Непонятно, правда, кто мог являтся жертвами Голубича, за исключением Троцкого.

Судя по всему, Голубич в начале второй мировой войны возглавлял советскую военную резидентуру в Югославии. Каким-тообразом он был замешан в военном перевороте в Югославии в марте 1941 года.

Однако после оккупации Белграда этот супер ас спецслужб был арестован как «торговец документами» и расстрелян с группой заложников. Лишь две недели спустя они узнали, кого они расстреляли в том самом дворике, в котором в свое время офицеры «Черной руки» убили сербского короля.

Так замкнулся поразительный круг судьбы этого выдающегося человека.

Знич напiсаў(ла) 28.09.2012 19:43

Секретный доклад генерала Алексеева, начальника штаба Верховного главнокомандующего, Николаю ІІ об общем положении на театре войны
ДОКЛАД
22 марта (4 апреля) 1916г.

Общее наше положение на театре войны
Весьма секретно

Минувшая операция не внесла существенных изменений в наше стратегическое положение. Хотя и имеется сообщение ген. Жилинского, что намечена переброска с западного германского фронта на наш одного корпуса (22-го), но соотношение сил останется благоприяным и не внушающим опасений. [От]тепель и состояние путей положили естественный предел недели на четыре развитию широких операций, и мы имеем время для пополнения потерь, для боевой подготовки и для улучшения материального обеспечения в мере наших средств.

Менее утешительны выводы из минувшей операции в тактическом отношении для будущих наших действий. Намереваясь нанести противнику сильный удар, мы обеспечили себе существенный перевес сил, сосредоточили стратегически в точке удара пятерные силы (236 000 штыков против примерно 46 000 штыков) и не выполнили поставленной себе задачи, проявив малую тактическую подготовку и большую неосведомленность в действиях союзников на французском фронте и наших войск в декабре 1915г. на Стрыпе. Как 9-я армия попала в клещи флангового огня, так и правый фланг 11-й армии и войска 5-й армии, особенно Двинской группы. Обе наши тактические операции отличались надеждой прорвать расположение противника налетом, отсутствием стремления к точеной и разумной постановке артиллерии определенных целей, нужных для подготовки и успеха пехотной атаки.

Наша операция была приостановлена не столько половодьем и наступившей неблагоприятной погодой, сколько сознанием, что после уже понесенных частью корпусов потерь развивать действия по ранее выработанному плану, но с прежними приемами выполнения, бесполезно.

Нам необходимо изучить наш дорогой опыт, использовать опыт наших союзников, чтобы в близком будущем подготовиться к более успешному выполнению тех задач, которые необходимо неотложно провести в жизнь, и создать из нашей армии боевой организм, способный не только отбивать немецкие удары, но и с полной уверенностью наносить их. Для выполнения этого, т.е. для всесторонней подготовки к операции, остается не много времени, примерно около месяца - до конца апреля, когда в прошлом году немцами было начато вторжение в Риго-Шавельский район и последовали удары на Карпатах.

Срок нашей готовности определяется также и постановлением совещания союзных представителей при французской главной квартире (телеграмма ген. Жилинского от 28 февраля), что "общее наступление всех армий предположено в мае, причем начать его должно русская армия в начале нашего мая, а прочие должны начать его в половине".

Таким образом, к 1 мая наши армии должны быть вполне готовы (понимая ножницы, гранаты, сапоги и т.п.) во всех отношениях к наступлению"...

Мировые войны ХХ века: в 4 кн./ Ин-т всеобщей истории РАН. - Кн. 2: Первая мировая война: док. и материалы. - 2-е изд.- М.: Наука, 2005 - С.207-208.

Стась напiсаў(ла) 13.04.2014 15:43

ГЛУХОЎСКІ Язэп Язэпавіч, нар. 1893 у м. Сьвіра Шэметаўскай вол. Віленскай губ., паляк, зь сялян, выш. адук., рабочы саўгасу імя Яжова Літвінаўскага с/с Ветрынскага р-ну. Служба ў царскай арміі 1913-1917; 1920-1922 у палоне ў Польшчы. Арыштаваны 38.08.27. Асуджаны 38.11.11 «тройкай» як агент польскай выведкі паводле арт. 68 КК БССР да ВМП. Расстраляны 38.11.26. 89.08.00 справа пераглядалася Вайсковай пракуратурай ЧБВА. УКГБ Віцебскай вобласьці

Стах напiсаў(ла) 07.05.2014 13:13
У кнізе Бандарэнки прыводзяцца недакладныя звесткі, што палкоўнікам 681-га Алтайскага палка па стану на кастрычнік 1917 году  быў Аляксей Шчапяцільнікаў, які ў 1916 годзе здзейсніў подзьвіг на Нарачы. Але праверым крыху і выплываюць зусім іншыя факты... 
Дакладна вядома, што 7 лістапада 1916 Ордэнам Святога Георгія 4-й ступені быў узнагароджаны падпалкоўнік Міхаіл Паўлавіч Шчапяцільнікаў (з роду церскіх казакоў). Лагічна, што ў 1917 менавіта ён і быў ужо палкоўнікам на Бярэзіне, а потым служыў у Белай Арміі (Узброеныя Сілы Поўдня Расеі). 
Таксама ёсць звесткі, што былы штабс-капітан Павел Сцяпанавіч Шчапяцільнікаў добраахвотна ўступіў у Чырвоную Армію!!!
А вось яшчэ адна супярэчнасць: "171-я пехотная дивизия. Во второй половине августа было принято решение, по которому дивизия расформировывалась. "Совершенно" расформирована 20.08.1917г.".
У склад дывізіі ўваходзілі пяхотныя палкі:
681-ы Алтайскі полк;
682-і Забайкальскі полк;
683-і  Ангарскі полк;
684-ы Саянскі полк.
Дык калі дывізія была расфарміравана ў жніўні 1917 года, дык які палкоўнік Шчапяцільнікаў мог тады камандаваць баямі на рацэ Бярэзіне??? Пращда, была яшчэ щ гады Першай сусветнай 681-я пешая дружына Дзяржащнага апалчэння з Уралу. Можа гэта и была дружына???

Звесткі ўзятыя з даследвання барона Будберга 
"Русская армия в Великой войне: Вооруженные силы Российской Империи в исполнении общесоюзных задач и обязанностей во время войны 1914-17 г." 1939г.:
8-го Ноября 1917 г. на участке нашей X армии, на р. Березине 681-й пеx. Алтайский полк под командой полковника Щепетильникова успешно атаковал немецкие позиции, где взял 200 пленных и отбил две поршневые пушки, захваченные неприятелем в Новогеориевске.
Это было последним боевым делом и последними трофеями Русской Армии в войну 1914 - 1917 г.г. на нашем русском фронте.

Стах напiсаў(ла) 07.05.2014 13:33
Сітуацыю можа прасвятліць толькі архіў:

Фонды Российского государственного военно-исторического архива. Краткий справочник. 2001

Раздел 7. ФОНДЫ ПЕХОТНЫХ И КАВАЛЕРИЙСКИХ БРИГАД, ОТРЯДОВ, ПОЛКОВ, ОТДЕЛЬНЫХ ЧАСТЕЙ И ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ

7.3.625. 681-й пехотный Алтайский полк. Ф. 3156. 1917 - 1918 гг. 7 ед. хр.
Алесь напiсаў(ла) 01.08.2014 08:38
Нарочанский набат - реконструкция событий Первой мировой войны http://www.rh.by/by/288/10/9285/

Толькі зарэгістраваныя карыстальнікі могуць пакідаць каментары.